Договор дарения ГК РФ: определение предмета, сторон и формы соглашения, комментарии к ст 572 2019 год

Текущая редакция ст. 572 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

2. Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

3. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

1. В п.1 комментируемой статьи приводится общая характеристика договора дарения. Субъектами договора дарения являются даритель (тот, который передает предмет договора дарения в собственность другой стороне) и одаряемый (тот, который принимает от дарителя предмет договора дарения в собственность).

Исходя из п.1 комментируемой статьи, у договора дарения может быть четыре предмета:
— индивидуально-определенная вещь (имущество);
— имущественное право — правовая возможность одаряемого потребовать исполнения имущественного обязательства от дарителя или от третьего лица;
— освобождение от имущественного обязательства одаряемого перед дарителем или перед третьим лицом;
— обязательство об освобождении одаряемого от имущественного обязательства перед дарителем или перед третьим лицом.

Таким образом, мы видим, что одним существенных условий договора дарения является его предмет.

Если говорить об общей характеристике договора дарения, то этот договор является безвозмездным, так как вышеперечисленные предметы договора дарения даритель передает безвозмездно.

Также в зависимости от предмета договора дарения договор дарения может быть как реальным, так и консенсуальным, то есть, если по договору дарения одаряемому передается конкретная вещь, то договор дарения является реальным, а если имущественное право, обязательство или освобождение от имущественного обязательства, то такой договор — консенсуальный.

Кроме того, в п.1 комментируемой статьи содержится основание для признания договора дарения притворной сделкой, если по условиям такого договора со стороны одаряемого имеет место встречная передача вещи или права либо встречное обязательство. В частности, такой договор может быть признан договором купли-продажи, договором мены либо в зависимости от условий иным возмездным договором. Однако для того, чтобы сделку признать притворной необходимо, чтобы из нее однозначно следовал вывод о том, что стороны намеревались заключить иную сделку.

2. Из п.2 комментируемой статьи следует необходимость соблюдения письменной формы договора дарения, если он заключен в отношении так называемого будущего предмета», которым является индивидуально-определенная вещь, имущественное право или обязательство об освобождении одаряемого от имущественного обязательства перед дарителем или перед третьим лицом. Кроме того, предмет такого договора дарения должен быть четко конкретизирован, то есть, в нем должно содержаться однозначное указание на индивидуально-определенную вещь, либо точно обозначаться имущественное право (например, право потребовать выдачи заемных средств), либо обязательство об освобождении от конкретной обязанности (например, обязательство о прощении долга).

Полагаем, что установление такого требования в п.2 комментируемой статьи является обоснованным, так как договор дарения, заключенный в письменной форме, является по сути единственным способом подтверждения дачи соответствующего обещания в будущем о дарении вышеуказанных предметов. В этой связи в п.2 комментируемой статьи содержится основание для признания сделки (договора дарения) недействительной, то есть, в случае если в таком договоре отсутствует указание на конкретный предмет договора, в отношении которого дано обещание в будущем.

3. Пункт 3 комментируемой статьи, по сути, направлен на разграничение договора дарения и наследования. Так, из п.3 комментируемой статьи следует, что договор, условием которого является передача его предмета после смерти дарителя, является по существу завещанием, так как наследование в целом — это переход имущества умершего к другим лицам, а субъектами договора дарения являются физические лица при жизни.

Если у вас остались вопросы по статье 572 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

1. По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

2. Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.

Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

3. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен.

К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

1. Дарение — одна из наиболее древних и распространенных сделок между гражданами, особенно если вести речь о бытовой составляющей гражданского оборота. Наиболее удачное определение, на наш взгляд, дал в свое время Г.Ф. Шершеневич: «Дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответствии с уменьшением имущества дарителя» .

———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права, 9-е изд. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1911. С. 490.

Как правило, дарение происходит между близкими людьми (родственниками, друзьями, знакомыми). Вместе с тем сторонами такого договора могут выступать физические и юридические лица. В качестве одаряемого могут выступать Российская Федерация, ее субъекты, а также города и иные муниципальные образования в лице их органов. Мотивы дарения обычно не имеют значения, при этом, однако, следует помнить о наличии запрета дарения (см. ст. 575 ГК и комментарий к ней) и о существовании Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ, УК).

Это интересно:  Какие льготы положены ветеранам боевых действий 2019 год

В отличие от прежнего законодательства комментируемая статья обещание дарения также признает договором дарения и связывает обещавшего, если таковое было сделано в надлежащей форме.

2. Субъектами договора являются даритель и одаряемый. При этом в качестве объекта может выступать вещь, имущественное право, а также освобождение от имущественной обязанности.

3. Важнейшей чертой договора дарения является безвозмездность. Необходимо иметь в виду, что если дарение осуществляется при наличии встречной передачи вещи, права или встречного обязательства, то этот договор дарением не признается. На практике такие случаи иногда встречаются. Зачастую органы местного самоуправления или организации обусловливают предоставление муниципального жилья нуждающимся гражданам обязанностью подарить имеющуюся у них квартиру муниципалитету. При оформлении договоров обмена жилыми помещениями различных форм собственности на практике можно встретить случаи «обмена квартиры в порядке дарения». На основании п. 2 ст. 170 ГК РФ подобные сделки признаются притворными. Вместе с тем не превращает дарение в возмездный договор возмещение дарителю расходов, понесенных им в связи с дарением, если они по условиям договора не входят в ценность предмета дарения .

———————————
Маковский А.Л. Дарение // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. С. 306.

Безвозмездность договора дарения не лишает возможности заключить договор дарения с отлагательным условием, не связанным с встречным предоставлением (ст. 157 ГК). Наступление соответствующего обстоятельства является необходимой предпосылкой возникновения обязательств дарителя по передаче дара.

4. Следующей характеристикой договора дарения является его реальный или консенсуальный характер. ГК РСФСР 1964 г. не допускал конструкцию консенсуального договора. Согласно ст. 256 ГК РСФСР 1964 г. по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность.

Реальный договор дарения представляет собой так называемый в науке вещный договор. Его особенность состоит в том, что до его заключения права и обязанности сторон не могут возникнуть.

Консенсуальный договор дарения (договор, содержащий обещание дарения в будущем) требует письменной формы.

5. Важными, как для теории, так и для правоприменительной практики, являются вопросы о соотношении дарения и безвозмездной уступки права требования, а также прощения долга. Очевидно, что данные институты не тождественны, но имеют общие признаки. В п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» разъясняется, что прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами. В рассматриваемом споре суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, т.е. у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.

Необходимо также учитывать, что договор дарения является двусторонней, а прощение долга — односторонней сделкой.

Что касается соотношения договора дарения и уступки права (требования), то квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). Отсутствие в соглашении условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении соответствующего права (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»). Согласно п. 4 ст. 576 ГК РФ дарение посредством исполнения за одаряемого его обязанности перед третьим лицом осуществляется с соблюдением правил, предусмотренных п. 1 ст. 313 ГК РФ. Дарение посредством перевода дарителем на себя долга одаряемого перед третьим лицом осуществляется с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 391 и 392 ГК РФ.

Ничтожен договор, который предусматривает передачу дара одаряемому после смерти дарителя. Необходимо разграничивать договор дарения и распоряжение имуществом на случай смерти, что возможно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 ГК).

В том случае, когда договор дарения и переход права собственности на недвижимое имущество по договору были зарегистрированы после смерти дарителя, в судебной практике имеют место разные последствия: от признания договора действительным, если при жизни даритель не отозвал заявление о государственной регистрации, до включения объекта дарения в наследственную массу. Такой договор не следует признавать ничтожным, поскольку у дарителя нет цели передать дар после смерти и договор не предусматривает передачу дара одаряемому после смерти дарителя. Разрыв во времени между волеизъявлением дарителя и одаряемого и моментом государственной регистрации договора связан со сроками государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которые, по нашему мнению, требуют сокращения.

1. По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

2. Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.

Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

3. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен.

К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

1. Основным свойством договора дарения является его безвозмездность, т. е. наличие имущественного предоставления только от одной стороны — дарителя. Наличие встречного имущественного предоставления со стороны одаряемого неизбежно влечет ничтожность такого договора как притворной сделки. С учетом сказанного, договор дарения является односторонним, поскольку у одаряемого не возникает каких-либо обязанностей, вытекающих непосредственно из договора. При передаче в дар имущества с сохранением для дарителя возможности извлекать из него полезные свойства (напр., дарение жилого дома с сохранением права дарителя пожизненно проживать в нем или земельного участка с установлением в пользу дарителя сервитута) речь идет не о возникновении непосредственно из договора обязанности одаряемого предоставлять дарителю такую возможность, а о предшествовавшем дарению обременении имущества, о передаче и принятии дара именно в таком специфическом состоянии.

Это интересно:  Как убрать долг по алиментам у приставов: как происходит отмена задолженности 2019 год

Нельзя рассматривать в качестве встречного предоставления и символическую плату за подарок, передаваемую дарителю в соответствии с традициями или народными приметами. Вопрос о скрытой возмездности предоставления должен решаться в каждом конкретном случае с исследованием фактических взаимоотношений субъектов и обстоятельств заключения договора (см. также п. 4 коммент. к ст. 575 ГК).

От обусловленности дарения встречным предоставлением, что влечет ничтожность дарения, следует отличать обещание дарения, обусловленное каким-либо событием (достижение совершеннолетия, вступление в брак и т. д.), к которому приурочено вручение дара. Такое обещание будет являться либо договором с определенным сроком исполнения, либо сделкой, совершенной под отлагательным условием. На действительность договора дарения такое условие не повлияет, даже если событие, указанное в качестве условия, каким-то образом косвенно выгодно дарителю: главное, чтобы условие не носило характера действия, непосредственно направленного на удовлетворение имущественного интереса дарителя.

2. Пункт 2 ст. 572 помимо традиционной модели реального договора дарения, начинающего действовать лишь с момента передачи предоставления, предусматривает возможность заключения консенсуального договора дарения или договора об обещании дарения в будущем. Такой договор должен содержать явно выраженное намерение дарителя безвозмездно передать конкретно определенное имущество в виде вещи, права требования или в виде освобождения от обязанности конкретному лицу. Договор об обещании дарения в будущем отличается от предварительного договора (ст. 429 ГК) тем, что предоставляет одаряемому не право понуждать другую сторону к заключению основного договора — он уже заключен, а возможность требовать самой передачи дара.

В то же время дарение не является односторонней сделкой в отличие, к примеру, от отказа наследника от принятия наследства в пользу конкретного лица (о соотношении договора дарения и прощения долга см. п. 4 коммент. к ст. 575 ГК). Для возникновения юридических последствий, на которые направлено намерение дарителя, недостаточно проявления лишь его воли; требуется изъявление согласия одаряемого на принятие дара, которое в консенсуальном договоре дарения выражается письменно, а в реальном, как правило, либо устно, либо посредством совершения конклюдентных действий, с учетом обстановки однозначно свидетельствующих о согласии принять дар. В противном случае передача имущества, с точки зрения фактических последствий, может оказаться равной отказу от права собственности (что с учетом положений ч. 2 ст. 236 ГК не исключает обязанности собственника возмещать расходы на хранение вещи или убытки, возникшие в связи с проявлением ее свойств) либо повлечь признание вещи бесхозяйной (ст. 225 ГК).

4. Безвозмездность договора дарения, часто обусловленная родственными, товарищескими или иными доверительными отношениями его участников, может вызвать соблазн «растворить» данный вид договорных отношений в огромной массе так называемых «бытовых» взаимосвязей, не носящих четко выраженного имущественного характера и не регулируемых напрямую гражданским правом. Этому способствует и отмеченная специфика реального договора дарения, исполняемого немедленно в момент его совершения, и то, что в одностороннем договоре не может быть реализован в должной мере принцип взаимной оценки встречных предоставлений участников правоотношения. Юридическими последствиями в обоих случаях становятся приобретение права на переданное имущество и возникновение потенциальной обязанности передавшего возместить причиненный недостатками имущества вред (см. коммент. к ст. 580 ГК). Тем не менее стирание грани между реальными договорами дарения и всеми прочими фактами безвозмездной передачи имущества, происходящими в бытовой среде, необоснованно, хотя при желании можно попытаться подвергнуть регулированию нормами гл. 32 ГК и обеспечение сыном больной матери лекарствами, и предоставление матерью питания сыну-инвалиду, и угощение приглашенных на ужин друзей. Очевидно, критерием отграничения отношений, регулируемых нормами о дарении, от так называемых «доверительных» бытовых отношений должна служить более высокая степень осознания участниками договора наличия у передаваемого в качестве дара меновой стоимости, не свойственная ситуациям повседневного общения, привычного и обыденного намерения либо моральной обязанности предоставлять кому-то материальное благо. Так, в том же примере с ужином (угощение которым должностного лица в ряде случаев может, кстати, квалифицироваться не только как подарок, но и как взятка) признаки предмета договора дарения последнему будут сообщать акцентированные качество и дороговизна блюд и самого сервиса; торжественность обстановки; приуроченность к важному событию или дате и т. д.

5. Законодателем существенно расширен предмет договора дарения, в качестве которого могут теперь выступать не только вещи (остающиеся тем не менее наиболее распространенным видом дара), но также имущественные права и освобождение от обязанности. Таким образом, одарить кого-либо можно посредством безвозмездной уступки права (требования) (ст. 382 ГК); принятия на себя долга одаряемого (ст. 391 ГК); прощения одаряемому долга (ст. 415 ГК), совершенных в соответствии с требованиями, установленными законом. Во всех этих случаях для признания таких действий дарением должно присутствовать намерение дарителя увеличить имущественную сферу одаряемого или предотвратить ее уменьшение. Это намерение подтверждается либо явно выраженным волеизъявлением дарителя, либо презюмируется при отсутствии доказательств того, что даритель при совершении соответствующих действий руководствовался каким-либо иным экономическим интересом.

Недопустимо дарение в виде уступки права, неразрывно связанного с личностью дарителя.

6. Консенсуальный договор дарения должен содержать, во-первых, ясно выраженное намерение дарителя совершить дар в будущем, а во-вторых, указание на конкретный предмет дарения в виде вещи, имущественного права или освобождения от обязанности. Если же предмет договора конкретно не определен, это повлечет, в силу прямого указания закона, ничтожность договора ввиду отсутствия согласованного сторонами существенного условия договора. Это подчеркивает отличие договора дарения от завещания, которое может быть составлено и в отношении имущества, неопределенного по своему составу либо вообще отсутствующего у завещателя.

Статья 572. Договор дарения

Комментарий к Ст. 572 ГК РФ:

1. Дарение есть предоставление, посредством которого одно лицо (даритель) из своего имущества обогащает другое лицо (одаряемого) и которое по воле обеих сторон совершается безвозмездно. В этом определении фиксированы три признака дарения:

Абзац 1 п. 1 коммент. ст. признает возможным предоставление, состоящее в передаче дарителем одаряемому имущественного права (требования) «к себе». Однако пока никому не удалось привести пример передачи такого требования. Некоторые считают, что в этом случае речь идет не столько о передаче уже существующего права, сколько о его установлении. Но при таком толковании содержащиеся в абз. 1 п. 1 коммент. ст. слова «к себе», а следовательно, и оправданные только в качестве противопоставленных им слова «или к третьему лицу» оказываются совершенно излишними, поскольку «установление требования» как вид дарственного предоставления уже охватывается той частью текста абз. 1 п. 1 коммент. ст., где говорится, что «даритель. обязуется передать. одаряемому. вещь в собственность либо имущественное право (требование). или. освободить» (одаряемого) «от имущественной обязанности».

Это интересно:  Разрешение на выезд ребенка за границу до 18 лет с бабушкой 2019 год

Предоставление обычно происходит через сделку между дарителем и одаряемым (передача вещи в собственность, дарственное обещание, прощение долга и т.д.). Но оно может совершаться также через сделку дарителя с третьим лицом. Так, при оплате дарителем денежного долга одаряемого, поскольку она совершается путем платежа наличными, перенесение права собственности на денежные знаки происходит через вещный договор (традицию), сторонами которого выступают даритель и кредитор одаряемого;

2) посредством предоставления одаряемый должен обогатиться. Обогащение может выражаться не только в увеличении активов, но и в уменьшении пассивов его имущества, к которому, в частности, приводит оплата дарителем или перевод на дарителя долга одаряемого. Нет обогащения и, следовательно, дарения, если предоставлением исполняется долг предоставляющего, потому что в результате такого предоставления контрагент предоставляющего утрачивает свое требование, так что его имущественное положение с юридической точки зрения остается тем же самым (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 13 Aufl. Munchen, 1986. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 198). Обогащение отсутствует и тогда, когда предоставлением, например предоставлением заимодавца при беспроцентном займе, обосновывается обязанность контрагента предоставляющего к возврату;

3) предоставление по воле дарителя и одаряемого должно произойти безвозмездно. Поэтому недостаточно, чтобы предоставляющий фактически не получил вознаграждения за свое предоставление или чтобы между сторонами отсутствовало соглашение о таком вознаграждении; напротив, воля сторон явно должна направляться на то, что предоставление не делается ни во исполнение долга, ни с целью возместить или получить встречное предоставление либо обязать к нему контрагента предоставляющего (см.: Enneccerus L., Lehmann H. Recht der Schuldverhaltnisse. 15 Aufl. Tubingen, 1958. S. 489; Larenz K. Op. cit. S. 198). Изъявление направленной на безвозмездность предоставления воли, хотя бы и конклюдентным действием, должно исходить как от предоставляющего, так и от его контрагента. В требуемом абз. 1 п. 1 коммент. ст. соглашении сторон о безвозмездности предоставления выражается правовая идея, что никому другим лицом вопреки его воле не может навязываться право, освобождение от долга или иная непрошеная имущественная выгода.

Соглашение о безвозмездности предоставления есть соглашение о его правовом основании (causa donandi). В отличие от других кауз предоставлений causa donandi может быть охарактеризована только негативно: она налицо, если посредством предоставления не должна быть достигнута никакая другая правовая цель, чем понятийно содержащееся во всяком предоставлении обогащение лица, в отношении которого совершается предоставление (см.: Tuhr A. Op. cit. S. 74).

При ручном, или реальном, дарении соглашение о causa donandi сопровождает сделку (например, традицию или уступку требования), через которую совершается предоставление, но не является ее составной частью. В этом случае предоставляющий и его контрагент добавляют к предоставлению, сделанному предоставляющим без направленной на это обязанности, правовое основание, за отсутствием которого оно оказалось бы безосновательным (sine causa), вследствие чего предмет предоставления мог бы истребоваться обратно согласно предписаниям гл. 60 ГК РФ. Следует признать ошибочным взгляд, что при ручном дарении заключается обязательственный договор (каузальная сделка), который сразу же исполняется через распорядительную сделку (например, уступку подаренного требования). Этот взгляд не соответствует ни намерению дарителя и одаряемого, ни действительному положению вещей.

При дарственном обещании, которое, поскольку речь не идет о пожертвовании (ст. 582 ГК РФ), представляет собой односторонний обязательственный договор, соглашение о causa donandi входит в содержание этого договора. Дарение здесь лежит уже в обосновании требования, стало быть, в предоставлении права. Предоставление происходит из имущества дарителя в том отношении, в каком оно обосновывает долг, который следует исполнять из этого имущества. Учинение дарителем обещанного предоставления, вопреки неточным формулировкам ГК РФ, в которых говорится об «обещании дарения» (абз. 1 п. 2 коммент. ст., абз. 3 п. 2 ст. 574, заголовок ст. 581), «обещании подарить» (абз. 2 п. 2 коммент. ст.) и о «дарителе, обещавшем дарение» (п. 2 ст. 581), является не «дарением», а исполнением долга (см.: Larenz K. Op. cit. S. 201; Крашенинников Е.А. Правовой характер дарения // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2007. Вып. 14. С. 75).

2. Сторона договора может обязаться к предоставлению, которое в какой-то части вознаграждается встречным предоставлением другой стороны, а в остальном должно быть безвозмездным. В этом случае говорят о смешанном дарении (negotium mixtum cum donatione). Например, собственник компьютера А. предлагает Б. купить его за 20 тысяч рублей; желающий приобрести компьютер Б. отвечает на это, что у него, к сожалению, есть только 15 тысяч рублей; после этого А. заявляет ему, что он, хотя компьютер и стоит 20 тысяч рублей, будет довольствоваться 15 тысячами рублей, а в остальном подарит его Б.; если Б. согласится с этим, то налицо смешанное дарение, которое объединяет в себе элементы купли-продажи и дарения.

Однако договор еще не становится смешанным дарением благодаря тому, что вознаграждение за предоставление одной из сторон сознательно назначается ниже своей объективной стоимости. Смешанное дарение имеет место лишь тогда, когда стороны осознают амбивалентный характер предоставления как отчасти возмездного, а отчасти безвозмездного и обе желают частичную безвозмездность.

При определении предписаний, подлежащих применению к смешанному дарению, следует исходить из соотношения безвозмездной и возмездной частей сделки. Если преобладает безвозмездная часть, то вся сделка должна подчиняться предписаниям о дарении. Если же преобладает возмездная часть, то к сделке должны применяться предписания о соответствующем типе возмездного договора (например, предписания о купле-продаже) (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 11 Aufl. Munchen, 1977. Bd. 2. S. 391; Gernhuber J. Das Schuldverthaltnis. Tubingen, 1989. S. 169). Как и при всех договорах смешанного типа, здесь в каждом конкретном случае нужно проверять, насколько применение предписаний о том или другом типе договора (или их неприменение) будет учитывать особый смысл этой сделки, цели и обоснованные ожидания сторон.

3. В отличие от некоторых других правопорядков ГК не признает дарения на случай смерти (mortis causa). Под ним понимается дарственное обещание, которое подлежит исполнению только после смерти дарителя. Согласно абз. 1 п. 3 коммент. ст. такое дарственное обещание является ничтожным.

Статья написана по материалам сайтов: ogkrf.ru, stgkrf.ru, ville.ru, grazhkod.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий